[personal profile] kalms

если в непринужденной беседе, сосредоточенно наблюдая за разносом халявных канапе, вы спросите много ли я читаю, я с искренней улыбкой отвечу «о, да!». если же вы окажитесь занудой и уточните мои литературные предпочтения, я вас тоже разочарую. ибо читаю я преимущественно кровавые детективы шотландских авторов, пачками по 5-7 килограмм в неделю. нет конечно, не совсем макулатура, чтобы на развес измерять, но ведь и не экзистенциально-эстетические и даже не сексуально-экспериментальные шедевры в мутных обложках, прочитанные в любознательной юности. так вот, каждый понедельник в местной библиотеке я подбегаю к полке с налепленными на книги шотландскими тартанами и мишенью, наполняю ими корзинку до нужного веса, весело щебечу с преданными идеям просвещения ассистентами и в итоге погружаюсь в темное болото шотландского криминала.


отвлекаясь от темы замечу, что по всему глобусу не встречала профессионалов более преданных своему малооплачиваему делу, чем библиотекари. изредка, когда мозжечок пробивает полузабытое клише «великое литературное наследие человечества», я вяло вопрошаю нет ли где на ближайшей полке некоего великого мыслителя п. в этот момент сонная было библиотекарша в огромных очках высекает искры из глаз и стрижом носится счастливая между полками, выбирая творения этого п. в её глазах благодарность, такого читателя она ждёт неделями, ради него она приходит глотать пыль в местечковую библиотеку. чаще же наши диалоги взаимоогорчительные. она, глядя на корешки книг в моей корзинке («распиливатель», «кости предателей», «дневник потрошителя» и т. д. ) мягко предлагает: «вот новый детектив неплохого автора «смерть зимородка». я, взглянув на содержание «находит пестрое тельце птички повешенным на перилах», с бедвотчерским гневом отвергаю: «какой кошмар, я не смогу такое читать». оставим частности за кадром, я не о них пишу.


прочитав больше тонны криминальных историй, разворачивавшихся в головах шотландских авторов, хочу поделиться результатами вполне весомых наблюдений. я умолчу о маловпечатляющей реальной криминальной статистике шотландии. бытовуха, торгующие хрензнаетчем под видом наркотиков азиатские студенты, мелкий гешефт муниципальных служащих, браконьерство на севере и пара контейнеров контрабандных сигарет в год воображение писателей не будоражат. поэтому они смело дорисовывают картинку красками из жизни гангстеров чикаго начала прошлого века и миксом окраин восточной европы и южной африки.



не стану подробно останавливаться на русской мафии, присутствующей в каждом втором, если не первом сюжете. в самом же деле, кому как не русским, собрав чемодан справок для британского консульства и сдав отпечатки пальцев для визы, сподручнее сколотить преступные группы из таких же отсканированных головорезов в дремучей шотландии? говоря сухим языком статистики, на территории шотландии нет достаточных ресурсов для образования русской мафии в масштабе, отображаемом в местной литературе. да и о прославленных горцах-детях шахтеров, патриотично орудующих киркой и охотничьими обрезами, не стоит забывать. это вам не рафинированные английские социалисты, такие не терпят чужаков на окраинах глазго, в борделях абердина и распиле бюджета эдинбурга. но вы же не ставите под сомнение подъемную силу ступы бабы яги и высокую турбулентность её перемещения на метле, фольклор знаете ли.

итак, марсианско-венерическое. гендерную принадлежность авторов я научилась легко определять, не подсматривая на обложку детектива. у автора-женщины героический брутальный инспектор всегда женат и непременно на педагоге или враче. он приходит усталый домой, а там понимающая жена по бряцанию ключей определяет настроение своего пенкертона и взмахом рукава накрывает ужин из пяти блюд со свечами. прежде чем отправиться в свой кабинет, а у скромных служащих полиции всегда в доме есть кабинет для таинственной работы, он делиться с мудрой женщиной конфиденциальной информацией о ходе расследования. разливая по тарелкам протертый суп, она или ненавязчиво разматывает запутанный клубок событий почти до финала или рассказывает семейные новости о племеннике и упоминает ключевое слово, от которого детектив вздрагивает и убегает в тот домашний кабинет озаренный. 5 страниц спустя между супругами случается романтический секс с прелюдиями на ещё 5 страниц. или не случается, но засыпают они трогательно обнявшись.

мужской вариант счастливого существования детективного инспектора, он же марсианский, разительно отличается от вышеприведенного. во-первых, заслуженный полицейский всегда холост. он начинает накачиваться виски ещё в рабочем кабинете. потом с напарником перемещается в ближайший паб снять напряжение множеством пивных пинт или перетереть за элем с осведомителем. как вариант подъезжает к закрепленному за симпатичной но наркозависимой проституткой фонарю, спасает её от побоев сутенера, благодарный минет опционально. в его холостяцкой берлоге никаких кабинетов нет, за то есть внушительная коллекция рока, выпивки и сигар. когда он расслабленный приканчивает шашлык-башлык из уличной забегаловки, обворожительная давняя знакомая звонит на мобильный или в дверь и они очень быстро и без многостраничных прелюдий вступают в стадию животного наслаждения сексом. утром он находит на подушке записку «опаздываю на конференцию в новую зелендию. созвонимся». он довольный закуривает, варит кофе, наблюдает в тишине за восходом.

сюжетная линия криминальной истории у авторов-женщин психологичнее, закрученнее, часто с предъявлением претензий перед роковым выстрелом, не отсюда ли это выражение вынести мозг? на марсианской стороне поля много командировочных прелестниц, бряцающего железа, ботанов, выбивающих ногами кольты и маки у матерых упырей.



crime story.jpg

в общем, наводящая на размышления литература, а не макулатура, как вы думали. никогда девочки с венеры и мальчики с марса не разгадают сокровенных желаний друг друга :)


Profile

kalms: (Default)
Kalms

December 2016

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18192021222324
25 26272829 3031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 04:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios